1
ucoz шаблоны
Главная » 2016 » Август » 31 » Земляки: подвиги «ольхонского орла»
22:51
Земляки: подвиги «ольхонского орла»

По легенде, давным-давно с Алтая на Ольхон пришли семеро братьев воинственного рода сэгэнууд (сэгэ­нут). Один из самых известных представителей этого рода - полный кавалер ордена Славы Семен Батагаев.

Легендарный ольхонец Се­мен Батагаев родился за два года до исторического выстре­ла крейсера «Аврора» в таеж­ном поселке Онгурен (кото­рый называют «берегом бурых медведей») на берегу Малого моря. Высокорослые, свет­лолицые сэгэнуты – прирож­денные охотники и рыбаки. С малых лет Семен рыбачил, охотился, метким выстрелом попадая в глаз белке.

Применил борцовский прием на фронте

Неизвестно, как бы сло­жилась его судьба, если бы в конце 20-х годов прошлого века его отец Банай (Иван) не привез с Качуга вторую жену. Не стерпела тогда мама Семе­на Бальчан Ишкидеевна тако­го отношения к себе. В 1930 году забрала единственного сына и уехала с ним зимой по льду Байкала на коне в Усть- Баргузин. В этом подлемор­ском поселке окончательно сформировался характер буду­щего героя.

По словам дочери Семена Ивановича Любови Хангоро­вой, в Усть-Баргузине Семен пошел в школу «переростком и учился с малолетками».

- Отец стремился получить образование, - рассказывает она. – Он был сильнейшим ма­тематиком: от природы быстро соображал. Неправда, что он был низкорослым – рост 175 см, был весьма спортивным, жилистым. В юности бросал гранаты. Играл в волейбол, по грудь выпрыгивал над сеткой и считался отменным «реза­ком». Ну, и бурятской борьбой занимался, правда, до тех пор, пока не вывернул плечо вме­сте с лопаткой.

После семилетки Семен работал грузчиком в порту. А когда началась война, трудил­ся в Баргузинском речном па­роходстве шкипером: возил грузы на золотоносные прии­ски по рекам Анай и Чанчур. Был «на брони». Но в декабре 1941 года отказался от нее и добровольцем ушел на фронт. На передовой ему пригоди­лись спортивные навыки, по­лученные в Усть-Баргузине, в частности, умение кидать гра­наты и бороться.

На фронте командиры спе­циально вызывали Батагаева, который кидал гранаты на 70 метров, тем самым заставляя немцев убирать подальше вы­ставленную по линии фронта охрану.

- Я молодым был, сильным, - вспоминал после Победы Се­мен Батагаев. – Стрелял метко. Приемы в борьбе знал, потому меня в разведку посылать ста­ли.

Как-то, выполняя опасное разведывательное задание (это было в Прибалтике, на нейтральной полосе), оль­хонский храбрец был голов­ным разведчиком и первым по-пластунски полз в сторо­ну передней линии обороны немцев. Услышал впереди шо­рох: это была группа фрицев. Через несколько минут Семен схватился с немцем. Это был здоровенный, тяжелый гитле­ровец. Он хотел бросить Бата­гаева через себя и «завалить», да не на того нарвался. Семен сумел «крюком» - из арсенала бурятской борьбы - зацепить фашиста за ногу. Крепко за­хватил амбала под 100 кг за руку. Успел засунуть ему кляп в рот и уже вместе с подоспев­шими на помощь товарищами скрутить его и завернуть в плащ-палатку.

Немцы сзади обрушили на группу советских разведчиков шквальный огонь. «Языка» доставили в расположение части. В штабе пленный не­мец, увидев «повязавшего» его азиата-разведчика, возму­щался, мол, никак не мог че­ловек меньше его габаритами взять над ним верх в рукопаш­ной схватке. Выяснилось, что «язык» до войны был чемпио­ном одного из немецких горо­дов по греко-римской борьбе…

Семен Батагаев на во­йне не сразу стал отважным минометчиком. Сначала, в 1942 году, он сражался стрел­ком-автоматчиком в составе лыжного батальона, сформированного на Алтае, 74-й особой стрелковой бригады 6-го стрелкового корпуса 22-й Армии. Фронтовых лыжников зимой перебрасывали вдоль линии фронта.

Шел в одной огневой цепи с Матросовым

Свой главный подвиг, до того как стать минометчиком, Семен Батагаев совершил в конце февраля 1943 года в районе села Чернушки Псков­ской (тогда Калининской) об­ласти. Как вспоминал Семен Иванович, бой тот был смер­тельным и кровопролитным. На обледеневшем бугре немцы соорудили несколько дзотов и оттуда обстреливали наших. Снежное поле вокруг возвы­шенности было усеяно телами советских бойцов. Окапывать­ся было бесполезно: пули про­шивали снег.

После войны «ольхонский орел» рассказывал дочери Любови, что в тот день комбат вызвал его к себе и приказал подавить вражескую огневую точку. Приказ командира Се­мен выполнил: тремя грана­тами уничтожил немецкий дзот. Наши поднялись в атаку, но «заговорил» другой дзот. И снова по цепи передали: «Батагаева - к комбату!». И вто­рую точку подавил бурятский смельчак, попав в амбразуру тремя гранатами. Не успели советские бойцы ринуться в бой, как дал о себе знать тре­тий дзот. И снова Батагаев получил приказ. Приказы командиров не обсуждаются. Семен двумя гранатами попал точно в амбразуру. Затем но­гой выбил дверь укрепленно­го сооружения, бросил третью гранату и, ворвавшись в дзот, дал несколько очередей из ав­томата. Когда выскочил нару­жу, был тяжело ранен и попал в госпиталь. А командиры по­считали, что Батагаев погиб. Так, Бальчан Ишкидеевна по­лучила первую «похоронку» на сына…

В госпитале Семен узнал о подвиге Александра Матросо­ва, который тоже сражался в 6-м стрелковом корпусе, толь­ко в 91-й особой стрелковой бригаде. По рассказу Семена Ивановича, Александр Матро­сов брал эту высоту с другой точки. Скорее всего, Матро­сову не удалось подавить дзот с трех гранат, вот и кинулся грудью на амбразуру герой, с которым Батагаев шел в атаку в одной огневой цепи.

В Вильнюсе спас командира

После ранения, получен­ного под Великими Луками, он попал в госпиталь. Затем – полковая сержантская школа. Там Семен на удивление офи­церов показал, что, несмотря на семиклассное образование, не хуже других разбирается в тангенсах, котангенсах и сину­сах, и обучился на минометчи­ка. После сержантской школы в звании младшего сержанта оказался в новом подразделе­нии – стал командиром рас­чета 88 мм минометов 449- го стрелкового полка 144-й стрелковой Краснознаменной дивизии.

Лишь толика подвигов ле­гендарного ольхонского мино­метчика скупо описана в трех наградных листах. Свою пер­вую «Славу» Батагаев получил осенью 1944 года за бой при форсировании Немана, когда огнем из миномета подавил две пулеметные точки врага и истребил порядка 15 гитле­ровцев. Вторая «Слава» укра­сила его гимнастерку в конце того же года: он отличился в боях в районе литовских го­родов Кибартай и Эйдткунен, где, командуя расчетом, унич­тожил четыре пулеметные точки и вывел из строя более десяти солдат противника. Особо отличился бесстраш­ный минометчик в уличных боях в Вильнюсе. Вместе с боевым другом вынес из боя раненого командира. Бойцы едва оттащили за угол дома командира взвода, как немцы обрушили на наших ураган­ный огонь. Вся шинель Семе­на была в дырках от осколков и пуль.

Там же, в боях за столицу Литвы, Батагаев продемон­стрировал свои незаурядные математические способности. Надо было безошибочно рас­считать траекторию снарядов, да так, чтобы они перелетали через дома и ложились акку­рат на позиции немцев, а не прилетали обратно. Так бу­рятский минометчик получил вторую «Славу». А третий выс­ший орден солдатской отваги он получил Указом Президиу­ма Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года за подвиг в Восточной Пруссии, когда расчет Батагаева также обру­шил мощный и точный мино­метный огонь на врага.

На самом же деле Батагаев совершил значительно боль­ше подвигов. Уже после войны Семен Иванович узнал, что, оказывается, помимо трех ор­денов Славы был награжден и другими наградами. Однажды его вызвали в военкомат и хо­тели вручить четвертый орден Славы, которым его награди­ли за подвиг, совершенный в Маньчжурии. Но солдат По­беды отказался его получать, объяснив, что у него уже есть три ордена Славы.

В 70-е годы Семена Ива­новича по приглашению во­енно-исторического музея Вильнюса отправили в Литву. Проездом был в Москве. В ме­тро преступники срезали с его пиджака орден Славы I сте­пени. Семен Иванович обра­тился в милицию, откуда его направили в Министерство обороны. Когда в руках фрон­товика оказалось его личное дело, Семен Батагаев узнал, что, помимо четвертого орде­на Славы, был награжден ме­далью «За отвагу» и орденом Красной Звезды. Хотя в доку­ментах и было указано, что он эти награды получил, Батагае­ву их никто не вручал. В свое время героя из Ольхона награ­дил именными часами ми­нистр обороны страны мар­шал Советского Союза Андрей Гречко. Часы были обычные, металлические, хотя полага­лись золотые: по всей вероят­ности, кто-то из сотрудников военкомата их подменил.

Фото предоставил Баясхалан ДАБАИН

«Тяжелый номер, но не смертельный»

Дважды «похороненный» во время войны Семен Ивано­вич был четыре раза ранен. Видать, ольхонские божества хранили его: перед атакой Семен всегда видел черную птицу и думал, что все будет в порядке. Последнее ранение получил на Восточном фрон­те осенью 1945 года. Тогда под первую машину советской колонны бросился японский смертник. Водитель машины, где находился Батагаев, успел свернуть. Однако полный ка­валер ордена Славы получил серьезные раны – пять пере­ломов рук и ног. Лечился не­сколько месяцев в уссурий­ском госпитале. Вернулся в родной Онгурен лишь в марте 1946 года. К тому времени его мама, получившая вторую «похоронку», возвратилась из Усть-Баргузина.

В том же первом послево­енном году бравый ольхон­ский фронтовик на одном из перекрестков судьбы встретил свою единственную и непо­вторимую – красавицу талов­чанку Ульяну Белееву.

Сначала молодожены жили в съемной квартире. Но затем Герой продал свою видавшую виды шинель за 20 рублей, ку­пил дом и перевез его в Онгу­рен.

Трудился на метеостанции, потом работал киномехани­ком. Однажды во время се­анса (показывали фильм про войну) вдруг двери сельского клуба открылись - Семен Ива­нович не стал смотреть до кон­ца кинофильм. Дома объяснил жене и детям, что фильм не со­всем правдивый: на войне все по-другому, гораздо страшнее, и после взрывов бомб, как правило, редко кому удается остаться в живых.

В свободное от работы вре­мя бывал в школах. Расска­зывал ребятишкам о войне. Причем, преподносил все до­ходчиво: иногда ложился меж­ду партами и показывал, как полз по-пластунски на передо­вой, в разведке.

Заядлый охотник и рыбак Семен Батагаев частенько вы­ходил в море – рыбачил и нер­повал. Как-то легендарный орденоносец встретил «по­середине моря» своего земля­ка, вместе с которым лежал в госпитале. Целый день дру­зья-фронтовики просидели на льду Байкала, вспоминая о фронтовых дорогах, о том, как теряли в боях товарищей. Как положено, помянули их.

А вот еще одна история, по­хожая на легенду. Однажды Семен Иванович Батагаев и Владимир Васильевич Мотош­кин поехали на рыбалку. Зима. Чистейший лед, по которо­му под 120 гнал на мотоци­кле любивший быструю езду Мотошкин. Вдруг под колеса попала льдинка, и мотоцикл подбросило вверх. Семен Ива­нович сидел в коляске, уку­танный в тулуп, и «улетел» в торосы. Владимир Васильевич поначалу не мог найти фрон­товика и подумал: «Все, мне крышка: убил Героя!». Но все обошлось. Семена Ивановича нашли неподалеку от места аварии. Вытащили его. Жи­вой и невредимый Семен Бата­гаев коротко и четко произнес: «Тяжелый номер, но не смер­тельный». С тех пор эта фраза в ходу в Онгуренах.

- Отец очень любил своих детей и внуков, - рассказыва­ет Любовь Хангорова. – Любил жизнь. Был юморным. Часто шутил. А петь – не пел. Зато частенько ходил в наш клуб. Мог ёхорить до утра, исполняя куплеты собственного сочине­ния. И волейбол любил смо­треть, когда играла молодежь. Приходил в школу и пробегал стометровку с мальчишками.

Таким – громкоголосым, веселого нрава, жизнелюби­вым и запомнился полный кавалер ордена Славы ольхон­цам, которые чтут память о своем легендарном земляке. В Ольхонском районе Иркутской области есть улица Батагае­ва. К его 100-летию в Еланцах установили бюст. А совсем не­давно именем «ольхонского орла» назвали большой совре­менный паром. «Семен Батага­ев» начнет курсировать в 2017 году.

СПРАВКА

Семен Ивано­вич Батагаев (1915-1992 гг.) родился в селе Онгурен Ольхонско­го района Иркутской об­ласти. Участник Великой Отечественной войны. Пол­ный кавалер ордена Славы. Воевал сначала в составе 74-й особой стрелковой бригады 41-й армии 6-го стрелкового корпуса (Кали­нинский фронт), а затем в составе 449-го Ковенского ордена Суворова, Кутузо­ва и Александра Невского стрелкового полка 144-й Виленской Краснознамен­ной дивизии 5-й армии (3-й Белорусский фронт).

Баясхалан ДАБАИН


Просмотров: 570 | Добавил: BOOT | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0