Главная » Статьи » Новости поселка

Токсичный Байкал…

Неожиданные результаты шестой ежегодной «Байкальской экспедиции» были обнародованы на итоговой пресс-конференции в понедельник, 27 ноября, в библиотеке им. Молчанова-Сибирского. Наибольший интерес вызвал отчёт Михаила Колобова, старшего научного сотрудника кафедры гидробиологии МГУ. Он рассказал, что в ходе обследования восточного побережья Байкала летом этого года было выявлено значительное содержание в воде меди, цинка, свинца, кобальта, калия, аммиака, а также некоторых радиоактивных элементов.

«Байкальская экспедиция» была создана в 2012 году общественниками тогда ещё не запрещённой «Байкальской экологической волны», в частности, ее содиректором Мариной Рихвановой. Этому предшествовало сообщение от жителей деревни Максимиха летом 2011 года о том, что дно одноимённой реки в том месте, где она впадает в Байкал, покрыто толстым слоем ила, а вода стала мутной. Первая «Байкальская экспедиция» совместно с сотрудниками ИГУ гидрохимиком Григорием Шпеером и биологом Галиной Кабановой в ноябре 2012 года обследовала более 30 точек на берегу южного Байкала. Тогда взяли пробы и выяснили, что массовое развитие водорослей, которые питаются неорганикой без фотосинтеза, наблюдалось в местах с повышенной концентрацией фосфатов в воде.

До прошлого года экспедиция отслеживала развитие водорослей (спирогиры) вдоль прибрежной линии Байкала. Участница прошлогодней экспедиции Олеся Ильина, организатор проекта «Берега России», рассказала, что летом 2016 года учёные на катамаранах прошли 60% береговой линии Байкала вдоль западного побережья – от Листвянки до Северобайкальска, а потом спустились через Ушканьи острова до Турки.

– Мы нашли около десяти точек массового развития спирогиры в открытой части озера, все связаны с местами антропогенного воздействия – проще говоря, рядом с населёнными пунктами. Это Листвянка, Слюдянка, другие популярные туристические места. Например, бухта Ая, где источник загрязнения – это суда, туристические корабли. Там постоянно стоят два-три больших круизных судна, то есть до пятидесяти человек, и все отходы – в воду. Мощный слой спирогиры тянется вдоль всего мелководья. Самое большое загрязнение в Северобайкальске.

Михаил Колобов в свою очередь рассказал, что в этом году экспедиция должна была «замкнуть круг». В июне и июле они прошли вдоль восточного побережья, так же начав путь от Листвянки, но направились в сторону Танхоя, через Усть-Баргузин и мыс Святой Нос, прошли Ушканьи острова и закончили на Малом море и острове Ольхон. Кроме непосредственного наблюдения, велось отслеживание мелководья с квадрокоптера – учёный отметил значительное наличие в воде посторонних объектов вроде брёвен, затонувших машин и прочего промышленного мусора.

– Мы выявили в некоторых местах очень сильное загрязнение металлами и органикой. Все говорят про спирогиру, а в результате наших исследований могут выявиться совсем другие источники загрязнения. Основной сток с Селенги – после рудных разработок, с мест добычи полиметаллических руд. Олеся сказала, что в прошлом году на западном побережье выявили антропогенные причины загрязнения. Нам в этом году на восточном побережье удалось выявить загрязнение промышленное.

В экспедиции принимали участие сотрудники Главного исследовательского центра питьевой воды, часть проб была отправлена в Москву для последующего генетического анализа коллегами ГосНИИ «Генетика» и Московского физико-технологического института. В полевых условиях были обнаружены повышенные содержания в воде силиката и радиоактивных элементов. Хотя их содержание совершенно безопасно и в десятки раз ниже нормы, само по себе это показатель того, что где-то в районе впадения в Байкал Селенги проводятся разработки породы, добыча металлов и полезных ископаемых. Отходы производства смываются в реку и выносятся течением в Байкал, после чего их несёт вдоль побережья в Ангару и на Малое море.

Большую опасность представляют медь, цинк и свинец, концентрации которых превышают предельно допустимые. Колобов объясняет:

– Все знают, что такое ПДК, все про нее слышали. Но уровней ПДК для воды бывает несколько – для воды, которой моются и поливают огород, для питьевой воды. ПДК – это уровень концентрации вещества, при котором оно не оказывает токсического воздействия на организм в течение длительного времени. Но есть ПДК для рыбохозяйственных водоёмов. Эта ПДК самая строгая, самого высокого уровня. Безопасная концентрация в десять раз меньше, чем для питьевой воды. Она рассчитывается из того влияния, которое вещество оказывает на самые мелкие организмы, на самое слабое звено экосистемы. Обычно это фитопланктон и зоопланктон, – объясняет Михаил. – Медь на человека может вообще не влиять в этой концентрации, а на них влияет. Медь – токсикант, вызывающий отравление организмов, у которых дыхательный пигмент на основе меди, а не железа, как у человека гемоглобин. Поэтому медь у них вызывает смерть от удушья. Цинк – ингибитор фотосинтеза, процесс прекращается. Фитопланктон, которым питается зоопланктон, погибает. Более того, вместе они усиливают друг друга, вредоносный эффект резко увеличивается.

И в некоторых местах Байкала в дельте Селеги ПДК этих металлов в несколько раз выше, чем разрешенная для рыбохозяйственных водоёмов. Кроме того, на Усть-Баргузине нашли повышенное содержания калия и аммиака. Калий – это показатель сбросов в воду от дерево­обрабатывающей промышленности. Аммиак – след свежих процессов гниения, разложения органического вещества.

Учёный предположил, что основное загрязнение с Селенги идёт в результате неконтролируемых разработок мелких артелей и предприятий по добыче металлов и полезных ископаемых – на крупных достаточно мощные службы экологической защиты. Также он опроверг мнение, что в «экспорте» тяжёлых металлов по Селенге в Байкал может быть виновата Монголия. Для тяжёлых металлов это слишком большое расстояние, они бы успели осесть вдоль по течению Селенги.







Категория: Новости поселка | Добавил: BOOT (29.11.2017)
Просмотров: 462
Всего комментариев: 0
avatar
Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0