Главная » Статьи » Новости поселка

Стал ли эффективным запрет на вылов байкальского омуля?

Популяция байкальского омуля - уникального вида рыбы озера Байкал, вылов которого год назад был запрещен из-за катастрофического сокращения его численности, начнет восстанавливаться при условии, что борьба с браконьерами станет эффективнее, а рыбоводным заводам будет хватать сырьевой базы для искусственного воспроизводства рыбы, считают опрошенные ТАСС эксперты отрасли. О том, какие проблемы выявил первый год действия запрета, как его эффективность снижают пробелы в законодательстве, и почему его итоги трудно будет подвести из-за плавающих оценок численности омуля - в материале ТАСС.

Перспектива на пять лет

Минсельхоз РФ с октября 2017 года ввел запрет на промышленную добычу и любительский вылов омуля на Байкале в связи с резким снижением его популяции. Исключение сделано для зимней рыбалки удочкой со льда Байкала. С некоторыми ограничениями могут добывать омуль коренные малочисленные народы Севера (КМНС). Возможность забора рыбы есть также у ученых - в целях изучения, и у рыбоводных заводов - для искусственного воспроизводства.

"Сегодняшняя плачевная ситуация с омулем может переломиться и улучшиться через 5-6 лет. Помог введенный запрет или нет, сейчас очень сложно и рано говорить. Однозначно то, что он еще должен действовать, потому что количество производителей [рыбы, производящей потомство] еще катастрофически мало", - сказал ТАСС директор Байкальского филиала ФГУП "Государственный научно-производственный центр рыбного хозяйства" ("Госрыбцентр") Владимир Петерфельд.

По его словам, раньше на нерест в Верхнюю Ангару, Селенгу, реки Посольского сора и Баргузин заходило порядка 4,5 млн рыбы. Последние два года количество производителей не превышало 1 млн. Улучшить ситуацию, по его словам, должны работа рыбзаводов и борьба с браконьерством.

Как ранее сообщала ТАСС сотрудник Института общей и экспериментальной биологии Сибирского отделения РАН, кандидат биологических наук Наталья Базова, запрет был единственной возможной мерой для спасения омуля. Если бы он не был введен, через 3-5 лет омуль мог исчезнуть совсем, считает эксперт: такой плачевной ситуации с популяцией рыбы как в прошлом году не было даже в Великую Отечественную войну, когда Байкал снабжал продовольствием фронт.

Трудности подсчета

Одной из главных проблем эффективности оценки запрета на вылов омуля является отсутствие возможностей оценить его численность. Рыбу подсчитывают на нересте в реках, но общей картины эти данные не дают. По словам Петерфельда, ранее специалисты могли опираться на объемы промышленного лова, чтобы составлять какие-либо оценки численности омуля, но поскольку с прошлого года он запрещен, не будет и обновления этих данных.

"Биомасса популяции омуля в Байкале в период стабильного, эталонного состояния запасов, которые был в период открытия [после окончания действия предыдущего аналогичного запрета, который вводился в 70-е годы] до начала 2004-2005 годов, составляла порядка 25 тыс. тонн. Сейчас - ниже уровня нижней границы - по нашим данным, не более 10 тыс. тонн", - озвучил имеющиеся оценки Петерфельд.

С этими данными согласны не все эксперты. Директор Лимнологического института Сибирского отделения РАН, занимающегося исследованием Байкала, Андрей Федотов пояснил ТАСС, что ученые с 2015 года просили провести на озере гидроакустический учет биомассы омуля, пройдя по акватории Байкала со специальным оборудованием. Однако, это до сих пор не было сделано.

"То есть сколько рыбы в Байкале, мы точно не знаем. И оценка эффективности запрета вызывает вопросы. Эффект-то будет, но не в тех масштабах, которые следует ожидать", - пояснил Федотов.

Петерфельд согласился с необходимостью провести гидроакустический учет, однако, для этого у ученых нет судна. Единственный имеющийся у них тральщик ранее был продан в счет оплаты долгов, и установить оборудование для исследования сейчас просто не на чем.

Рыборазводные заводы на мели

Ситуацию с численностью омуля призваны исправить три рыбоводных завода на Байкале, еще с советских времен занимавшихся искусственным воспроизводством рыбы - Большереченский, Селенгинский и Баргузинский. Заводы способны закладывать на инкубацию в общей сложности 3,7 млрд икринок омуля, но в последние четыре года их мощности загружены не более чем на 5-10%, хотя несколькими годами ранее этот показатель превышал 60%.

Причины снижения объемов искусственного воспроизводства, говорят эксперты, кроются как в изношенности советского оборудования заводов, так и в отсутствии рыб-производителей - икру просто негде взять. "Два года проблема в том, что мы не можем выловить производителей. Дело тут даже не в деньгах", - пояснил первый заместитель министра сельского хозяйства и продовольствия Бурятии Петр Брыков.

По словам Петерфельда, ранее, когда популяция омуля была больше, в крупные реки из Байкала заходило на нерест до 4,5 млн рыб в сезон, в последние два года их количество не превышало одного миллиона особей. Проблема еще и в том, что рыба не идет на нерест выше по реке. "Последние четыре года омуль выше Улан-Удэ по реке Селенга на нерест не идет, он даже до рыбзаводов не доходит, и никто не знает, почему. А выживаемость икры на нижних нерестилищах в два раза ниже, чем на верхних", - напомнил ученый.

По его словам, сохранение именно селенгинской популяции омуля крайне необходимо для восстановления численности вида и пополнения промысловых запасов. И если другую, северобайкальскую популяцию, достаточно просто хорошо охранять, то с этой проблема гораздо серьезнее - на нее влияют и экологические факторы. "На нерест она заходит именно в Селенгу, антропогенное воздействие на которую колоссальное: на ней стоит промузел - город Улан-Удэ", - отметил Петерфельд, отметив, что решения этого вопроса пока не выработано.

Браконьеры и коррупционеры

Несмотря на строгий запрет на вылов омуля, остается высоким и уровень браконьерства, которое также влияет на численность уникального вида, рассказал ТАСС старший помощник прокурора Восточно-Байкальской межрайонной природоохранной прокуратуры Борис Марков. Здесь проблемы есть как с материальным оснащением инспекторов, призванных бороться с незаконным ловом рыбы, так и с кадровым составом.

"Проверки в 2016 и 2017 годах показывали, что рыбоохрана на местах проявляла недопустимую пассивность в борьбе с браконьерством. Наши замечания Росрыболовству были учтены, и перед нынешним нерестовым периодом кадровый состав [руководства рыбоохраны в Бурятии] изменен. Сейчас с новым руководством мы возлагаем надежды, что охрана омуля будет эффективной", - сказал Марков.

По словам врио руководителя Ангаро-Байкальского территориального управления Росрыболовства Романа Гармаева, в этом году в Бурятии частично обновлен штат инспекторов, но добросовестных сотрудников не хватает. "Я набираю людей, которые не заинтересованы в омуле. У меня есть один человек, который по показателям лучше работает, чем весь Кабанский отдел [отдел Кабанского района Республики Бурятия] - то есть возникает вопрос ко всему отделу. Будь моя воля, я бы всех инспекторов поменял, но просто так их не уволишь - надо ловить на чем-то", - поделился Гармаев.

По мнению депутата Госдумы Николая Будуева, чтобы избавиться от пассивности инспекторов и коррупции в этой сфере, необходимо применять новейшие технические средства контроля. "Нужна цифровизация охраны Байкала, средство против коррупции - цифра. Понятно, что мы не можем чипировать омуля. Но кто мешает делать космоснимки, ставить фотоловушки? Любая машина, которая появилась перед нерестом на берегу реки, может проверяться", - пояснил парламентарий.

Пробелы в законодательстве

Как отмечают эксперты, борьба с браконьерством в любом случае не будет достаточно эффективной до тех пор, пока нелегально выловленную рыбу можно легально продать. Будуев рассказал, что часто, несмотря на запрет, видит в продаже как в Улан-Удэ, так и в других городах России, включая Москву, байкальского омуля. "Может, это, конечно, старые запасы, которые были выловлены год назад. А, может, это браконьерский омуль", - рассуждает депутат.

По словам врио начальника управления организации охраны общественного порядка и взаимодействия с органами исполнительной власти МВД Бурятии Александра Корнеева, попадать на прилавок браконьерскому омулю позволяют пробелы в законодательстве. Трудно привлечь к ответственности даже тех, кого полицейские останавливают на трассах и обнаруживают у них до 10 мешков с омулем.

"Эти люди говорят, что просто нашли рыбу. Доходит до того, что у них уже заготовленные в карманах заявления есть о находке, - объясняет Корнеев. - То есть они работают цепочками: одни ловят, вторые вывозят, третьи лодки возят, четвертые торгуют. Есть необходимость усилить ответственность в данном направлении".

Также сотрудники МВД не могут без привлечения надзорных органов конфисковать рыбу, торговля которой осуществляется с нарушениями законодательства о предпринимательской деятельности. "Это пробел, его нужно также устранять. Не будет сбыта, не будет такого объема незаконной добычи", - уверен Корнеев.

Новоявленные КМНС

В Министерстве сельского хозяйства и продовольствия Бурятии отмечают еще один законодательный пробел, который позволяет добывать омуль незаконно: нет четкого определения критериев отнесения людей к коренным и малочисленным народам, и после введения запрета на лов омуля скорость объявления себя их представителями в Бурятии растет в геометрической прогрессии, отмечают эксперты. КМНС в этом году выделена квота на лов 55 тонн омуля, поэтому в республике стало расти число "эвенков".

"Ведь национальность у нас записывается со слов самого человека, его родителей, которые вносят запись в свидетельство о рождении. Только по северному Байкалу у нас 1,2 тыс. людей, претендующих на квоты. 10 лет назад было две общины КМНС, сейчас уже 12", - рассказывает замначальника отдела животноводства, племенного дела и рыбного хозяйства Министерства сельского хозяйства и продовольствия Бурятии Юрий Гиргушкин.

Кроме того, действующее законодательство, по его словам, не определяет таких понятий как "традиционное орудие лова", "традиционная хоздеятельность", "традиционный образ жизни", "личное потребление". В итоге можно назваться представителем малого народа и вполне легально ловить омуля любыми способами на продажу. Понятийный аппарат, считает Гиргушкин, необходимо конкретизировать. В целом же, этот вопрос можно решить компенсациями малым народам в денежном выражении и полным запретом на вылов эндемика без исключений для КМНС, считают в министерстве.

Жизнь обычных рыбаков

Запрет напрямую коснулся рыбаков, всю жизнь занимавшихся промыслом на берегах Байкала. Сразу после его введения местные власти пообещали оказать им помощь: людям предлагали переобучиться, получить другую профессию, даже переехать в другое место с правом компенсации затрат на переезд. Председатель сельскохозяйственного производственного кооператива (СПК) "Кабанский рыбзавод" Сергей Пушкарев рассказал, что из его коллектива в 52 человека за год никто так никуда и не уехал. СПК по местным меркам - градообразующее предприятие.

"Изначально это было нереально. Мы все тут коренные, рыбаки в котором уже поколении, семьи, родители у нас здесь. Нужно привлекать людей к нам, сюда, в село, а у нас компенсируют выезд", - сетует Пушкарев.

По его словам, с июня по ноябрь включительно предприятие получает на 41 работника из 52 возмещение части затрат на зарплату - 11 тыс. рублей на человека. "Это хорошая помощь, но, как мы поняли, разовая. После ноября предприятие останется один на один с проблемой. Мы перешли на переработку океанической рыбы, но прибыли это не приносит, рынок этой рыбой переполнен. Оборотных средств нам уже не хватает на закупку сырья", - сообщил собеседник, отметив, что лов омуля был гораздо более прибыльным, поскольку его рынок не так насыщен.

С ноября кабанские рыбаки выйдут на подледный лов плотвы, надеясь, что рыбы будет больше по сравнению с прошлыми маловодными годами. Пушкарев опасается, что сложившаяся ситуация в конечном итоге приведет к разорению кооперативов, угасанию этого рода деятельности. Когда запрет снимут, и омуля вновь можно будет ловить, делать это в промышленных масштабах будет просто некому. Квота местным коренным рыбакам в 5-10 тонн могла бы исправить ситуацию, в том числе сохранить кадры и опыт для передачи следующему поколению байкальских рыбаков, отмечает собеседник агентства.







Категория: Новости поселка | Добавил: BOOT (21.10.2018)
Просмотров: 465
Всего комментариев: 0
avatar
Правила чата
Пользователи онлайн
Мини-чат
+Мини-чат
0
Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0